Михаил Елизаров. Сифилис





Тихого нрава и покладистого характера, секретарша Лариса Васильевна рассчитывала прожить долгую жизнь. Для этого она избегала всего короткого: носила только длинные платья, отпускала волосы и ногти, делала при ходьбе широкие шаги, читала многотомные эпопеи, а встречающиеся в речи маленькие слова увеличивала ласкательными суффиксами.
Однажды Лариса Васильевна поела постного борща и вспотела запахом фасоли. Она приняла душ, и у нее заболело горло. В зеркальце она увидела, что гланды облеплены коричневыми корками, полость рта воспалена, а основания десен тронуты язвочками, похожими на творожные крошки.
Лариса Васильевна растолкла в стакане таблетку фурацилина и приготовилась залить ее кипятком, но от полоскания отвлек телефон.
- У тебя "Маяк" ловится?! - спрашивала подруга. - Включай немедленно!
Лариса Васильевна повертела колесико регулятора радиочастот. Из мембраны отошли влажные, обильные хрипы, и бодрый диктор сказал:
- ...обязаны помнить! Какая бы ни сложилась ситуация - горе, радость, обида - вы не должны брать в рот. Ничто не сможет заставить вас изменить своему решению. Мы проводим наши беседы, чтобы навсегда избавить вас от этой пагубно-губной привычки. От вашей воли зависит благополучие в семье и на службе. Итак, настроение у вас отличное, брать в рот вам противно! Слушайте и исполняйте: сверните газету в трубочку, поднесите ко рту... Вас стошнило! Вы здоровы!
- Ты слышала?! - перезвонила подруга. - Чудовищная пошлость!
- Они готовы залезть к нам в постель, - полусмеясь отвечала Лариса Васильевна...

*

Две недели назад начальник Мнухин вызвал ее в кабинет.
- Сядьте, Лариса Васильевна, - он оттянул пальцем щеку и прегадко щелкнул, - нам нужно поговорить... Не секрет, Лариса Васильевна, что моя семейная жизнь не сложилась. Я буду откровенен. Жену я выбирал с учетом внешних данных - чтоб не зарились.
Мнухин, карманный толстяк со сдобной харей, нервно хохотнул, а Лариса Васильевна сжалась в предчувствии нехорошего.
- Во время родов у жены произошел разрыв промежности, после чего она страдает недержанием... Это выше моих сил, я не могу ее бросить, но спать с ней я тоже не могу, поэтому...
Лариса Васильевна тупо рассматривала узоры на линолеуме...
- Я увольняю вас! - У Мнухина содрогались губы. - Вы презираете меня как мужчину...
- Я очень уважаю в вас мужчину и руководителя, - мертвым ртом сказала Лариса Васильевна.
- Тогда становитесь на колени! - приказал он.
Лицо Ларисы Васильевны оказалось на одном уровне с поясной пряжкой Мнухина. Она расстегнула ему ширинку. В ноздри ударил тяжелый аромат мнухинского лосьона, а сам Мнухин изнемогающе застонал...

*

Утром горло не болело, но значительно увеличились лимфатические узлы, сделавшиеся подвижными и болезненными. Крылья носа слегка отекли и покрылись колониями пузырьков, каждый не больше макового зерна. В ванной ждал еще один сюрприз - белесоватые, будто бы пенящиеся, выделения из влагалища.
"Все-таки простудилась", - решила Лариса Васильевна и приняла таблетку.

*

- Что с лицом? - нагловатым тоном спросила баба из отдела снабжения.
- А что? - смутилась Лариса Васильевна. Она пол-утра гримировала свои кожные дефекты, и, как оказалось, напрасно.
- Вроде герпеса... - Баба брезгливо принюхалась. - Вечно у вас тут вонища! - и выбежала прочь.
Оставшись одна, Лариса Васильевна полезла в сумочку за косметичкой. Действительно, еще недавно свежие пузырьки возле носа ссохлись в струпики. На лбу же появились небольшие, красноватой окраски, сидящие близко друг к другу, уплощенные узелки. Их расположение напоминало своеобразную диадему. Лариса Васильевна густо напудрилась и вернулась к бумагам.

*

Дома она около часа по сантиметру инспектировала свое тело. На ногах проступили сосудистые пятна, на боках, груди и животе возникла сливная сыпь с гнойничками. При сдавливании гнойничок разрешался кровянистым и мутным содержимым. В местах тесного соприкосновения тела с бельем остались крупные, возвышающиеся над уровнем здоровой кожи, бляшки, как после ожога крапивой. Вокруг шеи пигментация сделалась несколько темнее и приобрела сероватый оттенок. На его фоне расположились более светлые островки, создающие впечатление плохо вымытого тела. На ягодицах, изощрившись, Лариса Васильевна увидела неприятные красновато-синюшные припухлости.
"Наверное, пятна и сыпь из-за синтетики", - мужественно успокоила себя Лариса Васильевна. Она сделала марганцевые примочки, кое-где обтерлась детским кремом, зудящие воспаления смазала йодом.

*

Пробуждение ознаменовалось дополнительной резью в глазах. Эрозии правильных округлых очертаний стягивали кожу обоих век. В паху отчетливо прощупывался лимфатический узел размером с каштан.
"Тянуть некуда", - сникла Лариса Васильевна и, отпросившись с работы, поехала в кожно-венерологический диспансер.

*

- Дайте ваш паспорт, - морщась, сказала из окошка регистраторша, - и заполните талон. Образец на стенде...
- Вам куда: к дерматологу или к венерологу? - Регистраторша приняла талон и вклеила в карточку.
- Мне справку... для бассейна, - робко схитрила Лариса Васильевна.
- Поднимитесь по центральной лестнице, потом прямо по коридору, кабинет номер девять, врач Прущ Николай Георгиевич.
Лариса Васильевна взяла карточку и отправилась на поиски девятого кабинета.
Она заблудилась. Вместо того чтобы идти по указанному маршруту, она, обогнув центральную лестницу, пыльными ступенями спустилась вниз, в подвальный коридор, облицованный простенькой плиткой, одинаковой на полу и на стенах.
Коридор все петлял и петлял, сложенные шалашиком носилки сменялись стойками для капельниц, в разобранном виде лежали лампы из операционных. Озабоченная своими несчастьями, Лариса Васильевна не задумывалась над тем, что, скорее всего, попала в подсобное помещение. Она цокала по коридору минут десять, но не встретила ни пациентов, ни санитарок. Слегка настораживало отсутствие привычного для больницы запаха хлорки. Лариса Васильевна по-хозяйски определила, что уборку здесь производили давненько. Вдоль стен уже не было больничного инвентаря, только древние эмалированные ведра с красными надписями "Обед" и "Йод" да битый кирпич.
"Возвращаться бессмысленно, - вздохнула Лариса Васильевна. - Если коридор не закончится тупиком, я выйду к лестнице, ведущей наверх..."
Коридор неожиданно оборвался. Она стояла перед дверью. Лариса Васильевна попыталась было ее отворить, но та не поддавалась, так как придерживалась двумя загнутыми гвоздями, исполняющими функции задвижек. Лариса Васильевна отогнула гвозди и открыла дверь.
Коридор продолжался дощатым полом и стенами, уже без плитки, но чисто выбеленными. Под потолком на шнуре раскачивалась старотипная лампа, с нитью накаливания толщиной в палец, мерцающая тусклым оранжевым светом.
Послышались голоса, Лариса Васильевна прибавила ходу и через поворот вышла в больничные покои. Она подивилась своей интуиции. Над дверью кабинета, у которого образовалось что-то, напоминающее очередь, красовалась большая цифра "9", а чуть ниже крепилась табличка с надписью "Доктор Борзов".

*

- Кто крайний? - Лариса Васильевна вопросительно оглядела присутствующих. Парень с крестьянским лицом, расстелив портянки, студил на сквозняке босые ноги. Старуха питалась из узелка чем- то отвратительным. Молодая женщина в шляпке с вуалью барабанила пальцами по сумочке с самым безучастным видом.
К Ларисе Васильевне приблизилась извивающаяся, как вьюн, цыганка. На руках ее спящий ребенок шумно сопел слипшимися от гноя ноздрями.
- Проживешь, милая, девяносто три года, будет у тебя пятеро детей, через два года твой муж помрет, еще раз выйдешь замуж, родишь шесть детей, второй муж тоже помрет, выйдешь за третьего, - нараспев пробормотала цыганка.
- Не слушайте глупую бабу, дамочка - отозвался из угла пожилой одноногий солдат и занялся набиванием трубки.
- Значит, никого в девятый? - переспросила сбитая с толку Лариса Васильевна и, с молчаливого согласия очереди, зашла в кабинет.

*

За массивным столом с конторками сидел старый доктор Борзов в белом халате и шапочке с выразительным красным крестом, точно кто-то неграмотный расписался на ней кровью. Между седенькими ухоженными усами и айболитовской бородкой таилась улыбочка. Нос Борзова венчало профессорское пенсне.
- Проходите, голубушка, присаживайтесь, - дробным говорком сказал Борзов, а после приглашения забормотал в сторону непонятного волосяного клубка, висящего над столом: - Вошла стройная, интересная брюнетка лет тридцати. Умелая косметика, губы ярко накрашены, одета модно и со вкусом. Темные круги под глазами, сероватый цвет лица говорили о неумеренном курении, чрезмерном употреблении алкоголя и половой распущенности...
Лариса Васильевна обомлела. Старичок продолжал бубнить:
- "Помогите!" - взмолилась блудница охрипшим от рыданий голосом... Вы успеваете, Анна Гавриловна?
- Возмутительно,- только и пролепетала Лариса Васильевна.
Волосяной клубок подпрыгнул и оказался верхушкой прически существа по имени Анна Гавриловна.
- Гражданка! Профессор пишет монографию, я ассистирую, профессор тратит бесценное время, пополам разрывается, а вместо благодарности - черствый эгоизм!
- Анна Гавриловна, душенька, я совершенно не в претензии, - кротко вмешался Борзов. Он с укоризной глянул на Ларису Васильевну: - Вы уж простите старого наглеца, сделавшего вас своей музой, хоть и на пару минут... На что жалуетесь?
Ларисе Васильевне стало стыдно. Она отогнула воротничок.
- Вот и вот - язвы и так по всему телу... Очевидно, лишай, но я не держу животных...
- Угу, - деловито сказал Борзов, - если не затруднит, голубушка, покажитесь нам полностью...
Пока Лариса Васильевна мешкала с пуговицами, Борзов говорил:
- Хочу заметить характерную деталь. Чрезмерное подчеркнутое смущение часто идет не от естественного веления души, а от желания специально акцентировать внимание врача на целомудрии его подопечной. Впрочем, вас может осмотреть, раз уж вы так стесняетесь меня, Анна Гавриловна - блестящий специалист в области палеовенерологии, автор нашумевшей книги "Воспаление любви или причины бесплодия Маргариты Наваррской". Всем известно, что версию о сужении маточных труб королевы вплоть до полного сращения подтвердила эксгумация. Словом, Анна Гавриловна - ученый, которому стоит довериться, - с жаром заключил Борзов.
- Конечно же, мне все равно, - поспешно сказала Лариса Васильевна. - Куда сложить одежду?

*

- Что-то серьезное? - Лариса Васильевна от волнения вся покрылась мурашками.
- Как любил повторять мой покойный учитель, - нравоучительно произнес Борзов, - в больнице не говорят о здоровье. Решающее слово за анализами, то есть за Сергеем Модестовичем. Тоже, смею вас уверить, интереснейшая личность - наш Сергей Модестович... - Борзов с фонариком копошился между ног Ларисы Васильевны. - Потомственный дворянин, кадетский корпус, красавец офицер, соблазнитель, дуэлянт... Однажды, отлучившись с маневров, находит приют в краковском борделе. Юные прелестницы, вино и прочие удовольствия - и все бы хорошо, но спустя три дня обнаружилась "дурная болезня". - Борзов лукаво глянул на Ларису Васильевну. - Так состоялось наше знакомство. Я излечиваю гусара, напутствую и прощаюсь... - Борзов выдержал театральную паузу. - Минула неделя, приходит мой Сергей Модестович в слезах и сообщает, что подал в отставку и желает работать со мной плечом к плечу. И вот уж скоро семьдесят лет, как Сергей Модестович беззаветно отдает все силы благородному делу борьбы с венерическими хворями...
За ширмой послышался шорох, визгнул стул и звякнуло что-то металлическое
- Сергей Модестович, просим вас, - Борзов подмигнул Ларисе Васильевне, - стесняется, как мальчишка... Сергей Модестович, просим!
Анна Гавриловна, до этого строчившая за Борзовым, отложила перо и зааплодировала. Из-за ширмы выпорхнул Сергей Модестович в гусарском мундирчике. Покрасовавшись перед Ларисой Васильевной, он гусиным шагом скрылся за ширмой.
Борзов выключил фонарик и отчетливо продиктовал Анне Гавриловне:
- Она побледнела, и крупные капли пота выступили у нее на лице: "Доктор, неужели сифилис? Но откуда?!"
У Ларисы Васильевны подломились ноги.
- Я не ослышалась, вы сказали "сифилис"?!
- Никаких сомнений, - сверкнул стеклами Борзов, - результаты анализов следует ожидать резко положительными.
Анна Гавриловна презрительно скривилась с видом: "Я так и знала", а Борзов, напротив, спросил с утрированным участием:
- Ну-с, голубушка, поведайте, что за негодяй коснулся вашего... м-м-м... девичества? - и более тихим голосом пояснил внимающей Анне Гавриловне: - Спрашивать надо, соблюдая необходимые такт и осторожность, дабы неловкой фразой не оскорбить, не унизить страждущего, - и у той брезгливое выражение лица в ту же секунду сменилось сочувственной гримасой.
Лариса Васильевна подумала, что нуждается в нашатыре.
- Мнухин Андрей Андреевич, - прошептала она
- Какой контакт между вами происходил? - настойчиво спросил Борзов.
- Что за наказание! - Лариса Васильевна горестно всплеснула руками.
- Вот уже и неудовольствие выказываем. - Всякое сочувствие покинуло гнусавую Анну Гавриловну. - Думаете, профессор интересуется из праздного любопытства?.. Профессора интересует, как именно вы были близки!
- Орально, - мышиным шепотом созналась Лариса Васильевна, - но меня вынудили, угрожали уволить...
- Слышать не желаю! - Анна Гавриловна демонстративно заткнула уши. - Вы пытаетесь укрыться под маской порядочной женщины, но по существу являетесь типичным примером аморального человека! В состоянии опьянения - не отпирайтесь! - вы не побрезговали вкусить запретного плода, а придя в себя после пьяного угара, намереваетесь оправдаться мнимым насилием над подвыпившей женщиной!
Борзов страдальчески поднял брови:
- Сергей Модестович, не сочтите за труд, разыщите Мнухина. Он нуждается в немедленном осмотре!
Сергей Модестович, как истукан стоявший за ширмой, ретиво полетел исполнять веление Борзова.
В кабинете повисла тягостная пауза. Борзов ходил взад- вперед и теребил ус.
- Некоторые как рассуждают: побеждены, мол, венерические болезни, а разговорчики о них вызывают только нездоровый интерес молодежи к вопросам половой жизни. Это чистой воды лицемерие и ханжество, - Борзов подлил чернил неутомимо стенографирующей @нне Гавриловне. - Сколько трудов написано о пользе аскетизма - намного больше, чем о вреде последнего. И все прахом. А ведь при воздержании человек ощущает огромный прилив сил, возрастает продуктивность труда, и, наоборот, кроме моральной опустошенности, потери интереса к окружающему, половая жизнь ничего не дает. Правильно в народе говорят: "Половая жизнь, развращенность и цинизм в одном поле растут".
Сергей Модестович ввел в кабинет злого, упирающегося Мнухина.
- Я буду жаловаться! Я доберусь до высших инстанций, я от вас не оставлю камня на камне! - Мнухин скинул ботинки, снял носки, зашнуровался и надел носки на руки. - Чтоб заразы не нахвататься! - дерзко пояснил он.
- Как вам будет угодно, любезный Андрей Андреевич, - начал вкрадчиво Борзов. - У нас есть предположение, что вы являетесь носителем инфекции, именуемой "сифилис".
- Сифилис?! Какая гадость! Уж лучше рак или простатит! - с пафосом вскричал Мнухин, скрестив на груди руки в носках и выпятив губу.
- Лариса Васильевна предполагает, что заразилась именно от вас, - продолжал Борзов.
Бедная Лариса Васильевна дрожала, ни жива ни мертва, прикрыв лобок ладонями. Мнухин даже не удостоил ее взглядом.
- Более того, Андрей Андреевич, - заключил Борзов, - Лариса Васильевна открылась, что вы принудили ее...
Мнухин исполнился фальшивого достоинства:
- Она лжет, негодяйка такая!
- Сергей Модестович! - молодецки крикнул Борзов. - Займитесь Андрей Андреичем! Препоручаю его на ваше усмотрение.
Мнухин, сопровождаемый Сергеем Модестовичем, с гордо поднятой головой удалился за ширму.
Все, что там происходило, Лариса Васильевна видела так, будто находилась в театре теней. Мнухин пару раз возмущенно сказал:
- Я не обязан отчитываться! - ойкнул: - Коновал!
Потом Сергей Модестович бросил в лоток какой-то инструмент и устало пробасил:
- Акимовна! Готовь бужи!
Приковыляла нянька, толкая перед собой тележку. На салфетках лежали острые спицы различных калибров.
- Отлично! - Тень Сергея Модестовича взяла неправдоподобно увеличившийся буж. Другой рукой Сергей Модестович обхватил так же оптически увеличенный член Мнухина и медленно вкрутил туда буж, с пристрастием спрашивая: - Ссильничали секретаршу, Андрей Андреич?
- Знать ничего не знаю, - прошипел Мнухин.
Сергей Модестович сменил буж.
- Ссильничал?!
Мнухин терпел, как партизан, и тихо матерился. На третьем буже он сорвался:
- Да, да, ну и что тут такого?! Она сама хотела!
Сергей Модестович, схожий с тореадором, выглянул из-за ширмы.
- Андрей Андреич в насилии сознаются!
- Правда восторжествовала! - Борзов ободряюще посмотрел на Ларису Васильевну.
- Это первое, - заключил Сергей Модестович, - а второе - у нашего Анри Андреича сифилиса не обнаружено.
- Поздравляем, легко отделались, - сказал Борзов.
- Малой кровью, - усмехаясь, подтвердил Сергей Модестович.
- Камня на камне не оставлю! - Мнухин подтянул носки и уничтожающе оглядел Ларису Васильевну. - Уволю! Завтра же! - и вышел, шарахнув дверью.

*

- Хотелось бы ляпнуть: "Подыхай, развратная баба!", но эмоции врача не должны брать верх над его разумом, - невесело диктовал Борзов.
Лариса Васильевна не знала, куда глаза девать.
- Голубушка, вам придется рассказать нам все, - сказал наконец Борзов, - думаю, что уместно напомнить об уголовной ответственности за преступное укрывательство фактов.
- Я клянусь, что за последние полгода ни с кем не вступала в половые контакты, кроме Мнухина, - вытянувшись в струнку, отчеканила Лариса Васильевна.
- Не брешешь? - спросил Борзов с каким-то деревенским простодушием. - А то у меня сердце схватило... Инфаркт, не дай бог. Вот помру - что станет с пасекой в Лихтовке? Пропадут мои пчелки... Ведь такие разумные твари, диву даешься!
Борзов как-то сразу подряхлел и растерял профессорский лоск.
- Я ведь в селе-то родился, пастушил мальцом, гусей пас, мамку с папкой уважал... Кабы не мед-прополис, давно там был бы. - Он многозначительно потыкал пальцем в потолок. - До чего в деревне хорошо: сидишь в глубине цветущего сада, пьешь душистый крепкий чай, на столе шумит старинный самовар, и Анна Гавриловна пироги подает... - Борзов словно отмахнулся от восхитительного видения. Анна Гавриловна и Сергей Модестович в это время слезно умилялись.
- Читать любите? - Неожиданно опростившийся Борзов осторожно плел туман из всяких "таперя", "кубыть", "дюже", и Ларисе Васильевне померещилась чужая, книжная любовь, хрященосый казак, казачка в стогу, вихри враждебные, выстрелы и река, величавая, как ртуть...
- Отчего же, голубушка, ваш выбор пал на "Тихий Дон"?
- Чем плох Шолохов? - удивилась Лариса Васильевна.
- Какая художественная неразборчивость, - прошипела Анна Гавриловна.
- И беспечность, - добавил Борзов. - Анна Гавриловна, принесите экземплярчик издания...
Борзов пролистал половину тома, потом, ведя пальцем по странице сверху вниз, прочел вслух:
- "Дарья криво улыбнулась и впервые за разговор подняла полышущие огнем глаза: - У меня сифилис. Это от какого не вылечиваются, от какого носы проваливаются".
- Нет сомнений, - Борзов торжествующе захлопнул книгу, - вы, голубушка, заразились от печатного слова! Редкий, конечно, случай. На моей памяти двенадцатый...

*

- Без паники! Только лечиться! Иного способа нет. - Борзов говорил уверенно и спокойно.
- Быть такого не может! - всхлипывала Лариса Васильевна.
- Вам сегодня же следует лечь в больницу. Госпитализация зараженных особо опасными формами сифилиса производится немедленно, в течение двадцати четырех часов. Таковы непреклонные, жесткие требования, принятые в нашей стране. Начало лечения - обязательно в условиях стационара.
- Значит, сегодня? - с тоской вскричала Лариса Васильевна. Она всегда болела дома и поэтому отчаянно трусила.
- Да, голубушка. Возьмите все необходимые вещи - и сразу сюда. Мы составим деликатное заявление на вашу работу, так что никто ничего не заподозрит, вы подпишете предупреждение, что уведомлены врачом о своем заболевании, что лечение необходимо проводить под наблюдением врачей и уклонение от этих процедур уголовно наказуемо. После формальностей с бумагами Акимовна отведет вас в палату, - сказал Борзов и обнадеживающе улыбнулся.

*

"Пижаму, тапочки, зубную щетку, полотенце, мыло... И никаких книжек... - прикидывала в уме Лариса Васильевна, спеша к выходу. - Куплю яблок... яблоки наверняка можно".
От волнения она даже не обратила внимания, что вышла не из того здания, в которое входила. Кожно-венерологический диспансер занимал современную трехэтажную постройку. А Лариса Васильевна слетела по ступеням ветхого крыльца одноэтажного домишка на какую-то незнакомую улицу.

*

- Вот они, мои сифилитики в квадратике. - Нянька Акимовна бросила на матрас стопку желтого белья. - Тумбочка у тебя совместная с Ванечкой, - Акимовна указала на свежего, русочубого паренька. - Если понадобится второе одеяло - проси, не стесняйся...
Увы, к великому неудовольствию Ларисы Васильевны, палата была общая для мужчин и женщин. Кроме Вани под стенкой храпел здоровенный детина. "Затылок скошенный... Дебил, наверное!" - с неприязнью подумала Лариса Васильевна.
Койка ее стояла встык с койкой старухи вызывающе болезненного вида. Особенно приковывали внимание ноги, торчащие из-под халата, в шишках и звездчатых, втянутых внутрь рубцах. Приподнявшись на локте, старуха жаловалась соседке:
- Пятнадцатый годок мучаюсь... Чистотелом натиралась и чем посоветують, а болячка то заживеть, то на новом месте выскочить, ноеть, а шишка откроется, и оттуда гной, густой, тягучий. Похоже на чирей, ан не чирей... Я в город поехала к хирургу, а он говорить - костоеда...
"Придется пережить", - вздохнула Лариса Васильевна и прислушалась к разговору в противоположном углу палаты.
- У нас в Векшах, - сказал вдруг мальчик Ваня, - жили три сестры: тетка Лукерья, тетка Варя и тетка Аня...
"Началось, - Лариса Васильевна прилегла на койку и закрыла глаза, - теперь до ночи байки травить будут..."
Впрочем, Ваня рассказывал хорошо:
- На полнолуние забегает тетка Лукерья в хату и кричит, что конец света пришел, дьявол хватает на улице людей и тащит в пекло. Она вообще припадочная, тетка Лукерья... Тетка Варя и тетка Аня ее уложили, стали травой отпаивать и тут видят, что у нее из тела шерсть полезла, на башке рога выросли, а на руках и ногах - копыта, заговорила она из живота мужским голосом бранными словами. Схватили тетки одна кочергу, другая полено и ну выбивать беса из тетки Лукерьи! Выбивали, пока насмерть не забили...
"Жуть какая", - содрогнулась Лариса Васильевна.
В это время в палату заглянул Борзов.
- Лежите, лежите, не вставайте. - Борзов прямиком направился к Ларисе Васильевне. - Обустроились? Вот и славно. Вы тут наслушаетесь еще... Фольклор во всей красе...
Держа на отлете руку со шприцем, приближалась Анна Гавриловна. Никогда раньше не видела Лариса Васильевна такого шприца - огромного, из мутного стекла. Борзов поймал ее взгляд.
- Таким надежней. Хоть и ветеринарный, но колет наверняка.
- Никто не смотрит! - скомандовала противная Анна Гавриловна, и все отвернулись от заголенной Ларисы Васильевны. Тем не менее укол был сделан мастерски.
Лариса Васильевна успокоилась и закуталась в одеяло. Верзила у стены начал историю про столяра, которому мать не позволяла перестелить крышу. Судя по эмоциям, сопровождавшим повествование, история была автобиографичной.
- ...до драк доходило. Он ей: "Мама, надо крышу чинить", а она: "Нет, не надо". Он ей: "Мама, протекает", а она: "Нет, не протекает". Так вот, эта так называемая мать подает сыну мясо или остальные продукты питания, а у него всякий раз после еды печет в животе. Однажды он выпил кипяченой воды, а мать ему: "Не пей кипяченую, а пей сырую - в ней витамины, она полезней", - и подносит ковшик. Он выпил, а она: "Я тебя спровоцировала: и сырой тебе нельзя, ты теперь кровушку свою застудил". У матери сделались кошачьи глаза, а сын только сказал: "Надо крышу чинить", - и взял топор. Мать на двор улизнула и дочке сказала, что сын ее убить хочет, дочка в село, к соседям, соседи пришли, а столяр уже крышу перестелил, а на стрехе - отрубленная материна голова...
Усталость растеклась по жилам Ларисы Васильевны. Ей вспомнилось время студенческой практики в колхозе, сторож дед Тимофей. Он уснул, охраняя ферму, ему приснились немцы, дед открыл пальбу, и оказалось, что он пострелял доярок. На этом воспоминании Лариса Васильевна отключилась.

*

Дневное лекарство прекратило свое действие глубокой ночью. Лариса Васильевна умиротворенно скользила по кромке сна и яви, забавляясь тощими треугольниками заоконного света, дрожащими на стенах.
Внезапно приоткрылась дверь, и в палату крадучись вошел Борзов, а за ним - Анна Гавриловна. В руке Борзова вспыхнул лучик.
- Не шумите, Анна Гавриловна.
- Я стараюсь, дедушка. - Анна Гавриловна тащила за собой кровать-каталку.
- Спят? - Борзов мазнул фонариком по восковым лицам на подушках. Лариса Васильевна крепко сплющила веки, стараясь дышать ровно. Сон окончательно покинул ее.
- Как сурки. - Анна Гавриловна подкатила кровать к мальчику Ване.
- Помогайте же, Анна Гавриловна, - ухал Борзов, - возьмите за ноги... так... так... Подняли... Готово!
Опять проскрипела колесиками каталка, и все стихло.
Лариса Васильевна заскучала от непрошеной бодрости. "Попросить, что ли, димедрольчику, иначе не усну..." Лариса Васильевна осторожно, чтоб никого не разбудить, вошла с постели и вышла в коридор. Точно моль в пустом рукаве, она брела вдоль темного коридора. Из-под одной двери пробивалась желтая полоска и почудились голоса Борзова и Анны Гавриловны. Для верности Лариса Васильевна прильнула глазом к замочной скважине.

*

Борзов, переодетый в ситцевую рубаху, портки и лапти, тренькал на гуслях, Анна Гавриловна, синюшная и страшная, гундосила:

Видим в красках Страшный Суд
Где нас заживо сожгут...

На каталке метался в плену кошмаров мальчик Ваня.
Борзов вдруг закричал:
- Ванька, шельма, сейчас удавлю, сейчас в рот влезу! - и ужом вполз в Ванин рот. Мальчик только застонал, но не проснулся. Лариса Васильевна услышала, как Борзов сказал изнутри Вани ядовито и уверенно: - Все оторву! - Изо рта мальчика высунулась сухонькая лапка Борзова, которая передала Анне Гавриловне Ванину печень. Потом почки.
Ужас сковал горло Ларисы Васильевны. "Бежать из проклятой больницы", - мелькнула мысль.
Анна Гавриловна настороженно повела ноздрями, прищурилась. Ларисе Васильевне захотелось отскочить от двери, но не успела. Ей показалось, что Анна Гавриловна парализовала ее своим взглядом. Потом Анна Гавриловна раззявила клыкастый рот и пискнула запредельно высоко.
Лариса Васильевна оглянулась. Путь к отступлению перекрыл бравый гусар Сергей Модестович, похожий на мертвеца. С поводка его рвалась обульдожившаяся Акимовна, рычала и хищно облизывалась... Лариса Васильевна почувствовала под лопаткой боль укуса, разум в ней померк, и она рухнула в черноту.

*

Она очнулась. Марлевый потолок пустил перпендикуляры, стены окостенели, палата приобрела четкие геометрические формы куба. Где-то на дворе ударил колокол, и хор из сотни глоток грянул: "Преставился младенец Иоанн!"
Лариса Васильевна повернула голову. Над пустовавшей койкой дутым парусом возвышалась подушка...
- Выписали утром Ванечку. - В дребезжащем голосе соседки слышалась печаль.
"Не сон!" Лариса Васильевна ощутила дикий прилив страха.
- Ногами вперед! Не притворяйтесь, вы же знаете, что он умер!
- Это Мусоргский вас так растревожил? - Борзов одним махом удавил хор. - Анна Гавриловна! Я же просил убрать из палаты все постороннее, в том числе и радио!
С виноватым видом зашла Анна Гавриловна.
- Сегодня же снимем...
Лекарственный дурман, терзавший Ларису Васильевну, сделал ее бесстрашной. Подойдя вплотную к Борзову и Анне Гавриловне, она угрожающе сказала:
- Мне кажется, нам есть о чем поговорить тет-а-тет!
Низенькие Борзов и Анна Гавриловна переглянулись исподлобья волчьими искорками.
- Ну что ж, - согласился Борзов, - давайте поговорим... Начистоту.

*

Борзов всплеснул руками:
- Анна Гавриловна, что вы ей укололи?!
- Но вы же помните, профессор, в каком она была состоянии...
- Тогда почему у больной наблюдались ночью галлюцинации?
- Прекратите комедию. - Лариса Васильевна холодно врезалась в их наигранный диалог. - Меня не интересует, кто вы и чем занимаетесь, я не вмешиваюсь в ваши дела - видите, какая я покладистая. - Я хочу только одного: отпустите меня отсюда, я никому не скажу ни слова, делайте с остальными что вам заблагорассудится, а меня отпустите!
- Опомнитесь, голубушка, - не шутя взмолился Борзов, - куда вам идти, мы не можем вас отпустить... Во всяком случае, пока вы не успокоитесь и не примете висмутовые процедуры.
- Я ухожу, - твердо сказала Лариса Васильевна.
- Помните, уклонение от лечения венерических болезней, после врачебного предупреждения, по статье сто пятнадцать Уголовного кодекса наказуется лишением свободы сроком до двух лет. Уголовную ответственность влечет как отказ пройти курс лечения в медицинском учреждении, так и иные действия, свидетельствующие о наличии злого умысла, направленного на уклонение от лечения! - угрожающе процитировал Борзов.
- Воля ваша, заявляйте в прокуратуру, - сказала Лариса Васильевна.
На лице Анны Гавриловны от злости вспухли жилы.
- Акимовна ей еще компоту наварила!
- Единственно знаю, - каркнул Борзов, - сами примчитесь, голубушка, только поздно будет!
- Прийде коза до воза та й скаже: "Ме!" - пробормотала Анна Гавриловна.
- Пся крев! - по-польски выругался в захлопнувшуюся дверь Борзов.

*

Лариса Васильевна пулей вылетела из больницы. Она сразу поймала машину и поехала домой. Шофер старался казаться бесстрастным, но, видимо, внешний вид Ларисы Васильевны располагал к той настороженной брезгливости, с которой он принял деньги - двумя пальцами, как дохлую крысу.
Родные стены успокоили Ларису Васильевну. Она не испытывала голода, но заставила себя выпить стакан кефира. Стирая перед зеркалом молочные усы, Лариса Васильевна была неприятно поражена - под ними обнаружились настоящие. Конечно, у нее и раньше росли совсем неприметные усики, не нуждавшиеся даже в осветлении. Теперь же прозрачные волосики на губе отчетливо погрубели и потемнели.
В животе противно урчало и булькало, как в прорвавшей канализации, в желудке ощущались чьи-то маленькие шажки.
Попытка соорудить на голове прическу окончилась слезами. Сколько она ни расчесывалась, массажная щетка всякий раз оказывалась полна волос: они лезли пучками, так что на висках очень скоро обозначились проплешинки.
Прыщики вокруг лба подсохли, но совершенно не готовились к смерти, а как-то затаились. Кожа на теле принципиально изменилась по оттенку, и поры чудовищно разверзлись.
Лариса Васильевна еще не потеряла веру в нормальную медицину и поэтому решила обратиться в районную поликлинику по месту жительства. Только скрыв лицо платком, она отважилась показаться на улицу.
Она терпеливо высидела очередь на флюорографию. Ветеранам и старухам, казалось, не будет конца. Наконец и ее пригласили зайти. Толстая докторша, даже не повернувшись к Ларисе Васильевне, сказала, чтоб та разделась до пояса и зашла в кабинку.
- Вдохните,- скомандовала докторша.
Лариса Васильевна набрала полную грудь воздуха и через несколько секунд выдохнула жуткой тухлятиной. Задыхаясь от собственного зловония, она выскочила из кабинки. Докторша, присев за стол, уже что-то строчила в ее карточке. Как и все покладистые пациенты, Лариса Васильевна с деланной бодростью поинтересовалась:
- Ну, как там у меня дела?
- Совсем сгнила от сифилиса, матушка! - неожиданно мужским голосом произнесла докторша, обернувшись к Ларисе Васильевне, а потом зловеще расхохоталась.
Лариса Васильевна кинулась вон из поликлиники.

*

Недуг тем временем прогрессировал. К вечеру усилился рост волос над верхней губой и на подбородке, волосы были седые и жесткие, брови же и ресницы, наоборот, облысели.
Прежде чем спустить воду, Лариса Васильевна заглянула в унитаз, и то, что она увидела, окончательно деморализовало ее - в унитазе плавала матка, плавничками трепыхались обрывки подгнивших тканей.
Ночью Лариса Васильевна часто вставала с постели, проверяла замки, бродила из угла в угол, тоскливо повторяя:
- Горе, горе...

*

Молодой врач Николай Георгиевич Прущ делился скабрезным анекдотом. Практикантка готовилась рассмеяться, Прущ перешел на интимный шепот. Практикантка залилась дурацким журавлиным смехом, нянька, убиравшая неподалеку, грюкнула ведром и распластала на полу чавкающую ветошь.
Прущ расцвел и, рассказывая следующий анекдот, прикидывал, как убедить практикантку в необходимости совместного распития кофе, хотя бы на людях; о событиях, происходящих без свидетелей, он пока не задумывался.
Какая-то женщина явно намеревалась юркнуть в подвал.
- Куда вы? - остановил ее Прущ. - Там ничего интересного нет.
- Я уже была там... - В тембре женщины преобладал носовой призвук. Гуммозные поражения захватывали хрящевые и костные ткани черепа больной.
"А говорят еще, что у нас не встретишь образчик с третичным периодом", - с удивлением отметил Прущ, а вслух спросил:
- Вы к кому? Я имею в виду, кто ваш лечащий врач?
- У меня нет лечащего врача, я больна всего две недели...
- Вы у нас впервые? - продолжал допытываться Прущ.
- Меня принимал и осматривал доктор Борзов, - ответила женщина.
Нянька с грохотом уронила ведро. Больная вздрогнула и тревожно оглянулась.
- Мне нужно найти доктора Борзова!
- Если я вам сообщу, что этот Борзов никогда не работал здесь... - Прущ всегда предпочитал говорить правду.
- Как же так?! - Взгляд женщины неприятно прыгал с Пруща на практикантку и обратно.
- Думаю, вам стоит обратиться ко мне, моя фамилия Прущ...
- Я помню! Кабинет номер девять, меня направляли к вам. - Больная истерично разрыдалась.
"Ох, и намаюсь с ней", - подумал Прущ и учтиво улыбнулся.
- Вот и славно, жду вас завтра к восьми.
Женщина не уходила.
- Значит, нету Борзова в помине?! - спросила вдруг она, и такая россыпь отчаяния и злобы прозвучала в ее голосе, что бывалый Прущ почувствовал холодок в спине. Он взял себя в руки и вежливо подтвердил:
- Нет в помине.

*

- Она сумасшедшая, да, Николай Георгиевич? - с уважением к его спокойствию спросила практикантка.
- Прежде всего - это человек, и человек страждущий. Помочь ему - наш священный долг, - шутливо назидал Прущ. - Я одного не пойму: откуда такое запущенное состояние? - И еще, - Прущ скорчил страдальческое лицо, - не называй меня Николаем Георгиевичем! Отчество, как и лишний макияж, старит.
- Холосо, - прелестно сюсюкая, сказала практикантка. - А кто такой Борзов?
- Борзов? - Эрудированный Прущ усмехнулся. - На сленге специалистов начала века, "Борзов" - он же "сифилис" или "люэс". Как кому нравится...

*

Нянька догнала Ларису Васильевну.
- Подожди! - окликнула она. - Не поможет тебе Прущ, если с Борзовым повстречалась.
Нянька боязливо перекрестилась.
- Тебе в Лавру, к монахам ехать надо, у тебя колдун в животе, сожрет изнутри!
- Уже сожрал. - Лариса Васильевна робко потянулась к няньке. Та в ужасе отступила.
- Не подходи, Христа ради!
И Лариса Васильевна осеклась в своем порыве.
- В деревне Пустыри бабка живет, - сказала нянька, - к ней поезжай. Если успеешь, она колдуна молитвой вытравит!
Нянька подхватила ведро и опрометью понеслась в сестринскую - предупредить, чтоб не совались в подвал, что снова объявился Борзов.

*

Лариса Васильевна тряслась в маршрутном автобусике, горбатеньком, дребезжащем, как короб с гвоздями. Давно она не каталась в таких допотопных, ушедших из города в конце семидесятых, с журнальными картинками, вклеенными между окон, и миртовыми веночками на носатых компостерах, четырехколесных шкатулочках.
Вскоре город выветрился, запахло вспаханной землей. Лариса Васильевна разглядывала ветвящиеся от самых корней шелковицы, скачущие тополя, сквозь зелень - блестки кладбищенских крестов, одноногие дорожные указатели: первый - с названием деревеньки, а вскоре и второй - с тем же названием, перечеркнутым наискосок, точно дорога своей волей стирала деревеньку из памяти.
Вид женщин в вышитых бисером свитерах, мужчин в простецких коричневых или темно-синих пиджаках, детишек с цыганскими леденцами совершенно не докучал Ларисе Васильевне, а, наоборот, умиротворял.
Все же что-то разрушало эту пасторальную гармонию. Лариса Васильевна осторожно перемещала взгляд с одного пассажира на другого, пока внутренняя ее тревога не остановила выбор на некоем старичке. Из общей массы он ничем особенным не выделялся. Щупленький, он опирался на спеленутые черенки лопаты и грабелек.
- Лихтовка следующая! - сказал водитель. Старичок засуетился, подхватил сумку, свой огородный инвентарь, перекинулся парой фраз с кем-то, стоящим впереди него.
Лариса Васильевна гипнотизировала его пиджачную спину, пока старичок не оглянулся. Лариса Васильевна чуть не вскрикнула: "Венеролог!"
Внешне старичок имел весьма определенное сходство с Борзовым - та же чеховская бородка да усы. "К пчелкам приехал", - догадалась она и потихоньку стала протискиваться к двери.
В Лихтовке сошло несколько человек. Старичок общей дороге предпочел тропинку, ведущую в лес. Прошагав какое-то расстояние, он обернулся и прибавил скорости. Лариса Васильевна без труда сократила дистанцию. Старичок подозрительно оглядел Ларису Васильевну и припустил хроменькой трусцой. Лариса Васильевна и не думала отставать. Старичок бросил свою кладь и принял вбок, улепетывая что есть мочи. Лариса Васильевна на ходу подхватила лопату, освободив ее от тряпичных пеленок.
- Помогите! - слабенько завопил старичок и упал, подвернув ножку.
Лариса Васильевна настигла его, вскинула лопату. Старичок, перевернувшись на спину, ощерился и завизжал. Лариса Васильевна рубанула наотмашь - раз, второй, третий. Она расправлялась с ним, как с дождевым червем, не в силах остановиться, пока не увидела под солнцем кровяную радугу.
Старичок не шевелился. На красных ниточках, точно рачьи, болтались его глаза, лицо было иссечено до неузнаваемости, из почти перерубленной шеи текла мутная кровь.
Лариса Васильевна отшвырнула лопату и побрела прочь. Жутко парило под одеждой, но она благодарно терпела, зная, что беды закончились и впереди скорое выздоровление.
С утра у нее запала переносица, она хрипела, тщась избавиться от мокроты, стекавшей на дно ее тела, капавшей, как монетки в копилку. Кишечник, легкие, желудок сгнили. Она чувствовала себя выеденным яйцом. Теперь же пустота сменилась ощущением присутствия.
У поросшего осокой озерца Лариса Васильевна присела отдохнуть. Она скинула одежду, чтоб смыть кровь и остудить зуд. На коже образовались гармошки, которые при попытке растянуть их разрывались, и язва обнажала кость. Лариса Васильевна склонилась над водой, и вместо своего отражения ей представился грозный лик бородатого старца.
Она ополоснулась и прилегла. Солнце разморило ее. Дрему сменил сон, и сознание перестало мерцать в мозгу Ларисы Васильевны.
Дряблая кожа слезла, как перчатка. Из мертвого тела вылез сам Борзов, старик с кровавыми усами, Доктор Сифилис. Поправ гнилые останки погубленной секретарши, Борзов свистнул черных птиц, положил на них руки и улетел вместе с птицами.
Михаил Елизаров. Сифилис